СРАЖЕНИЕ ПРИ ПРЕЙСИШ ЭЙЛАУ, ЧАСТЬ-III

Сражение при Прейсиш-Эйлау 26-27 января 1807 года.
Забытая победа русского оружия.
© Военно-исторический очерк Александра Морозова

Сражение при Прейсиш-Эйлау 26-27 января 1807 года
«Яростно гремела неприятельская артиллерия и вырывала целые ряды храбрых полков русских. Трудно было перевозить наши пушки, заряды расстрелялись, они смолкли. Спрашивают графа: «Что делать?» «Ничего, — отвечает он, — стоять и умирать!»
Генерал Остерман-Толстой, герой наполеоновский войн, участник сражения при Пултуске и Прейсиш-Эйлау
(Начало — см. Часть I, Часть II )

ПРЕЛЮДИЯ ПЕРЕД ЭЙЛАУ. НАСТУПЛЕНИЕ НАПОЛЕОНА. БОИ РУССКОГО АВАНГАРДА НА РЕКЕ ВКРЕ.

ДОБЛЕСТЬ И ХАОС В РУССКОЙ АРМИИ.
Первые известия о приближении французов поступили от Барклая-де-Толли, охранявшего, как мы помним, со своим авангардом одну из переправ на р. Вкра. Он докладывал о появлении перед ним частей из корпусов Сульта и Ожеро.
Еще ничего не было известно об общей диспозиции Великой Армии, но вступивший накануне в командование граф Каменский отреагировал на это известие, отдав ряд распоряжений, которые, как мы скоро увидим, едва не привели к катастрофе.
Отдадим должное исторической правде — появление нового командующего поначалу в войсках встретили с воодушевлением. Его прежняя репутация была тому причиной. «Все биографы графа М.Ф.Каменского и все знавшие его лично согласно описывают его характер. Он бесспорно был человек ученый и искусный тактик… Личная храбрость Каменского доходила до ослепления» (Ф.Булганин). Но это все — про молодого Каменского, про него же кстати, с неприязнью говаривал Суворов, «с которым Каменский был в вечной и непримиримою вражде » (там же — А.М,).
Но сейчас перед армией предстал переживший свою былую славу старик, и как стало скоро стало ясно, совершенно беспомощный в военном деле полководец.
Беннигсен, который, конечно же, сложил перед ним свои полномочия и вновь стал начальником корпуса, высказал Каменскому свои предложения — остаться всеми силами на удобной позиции при Пултуске и дать оборонительное сражение. Он считал, что наших сил достаточно, чтобы выстоять и нанести Наполеону такие потери, которые принудили бы его отступить к Варшаве и встать на зимние квартиры. Это дало бы России передышку до весны и возможность сформировать достаточно резервов, чтобы продолжить борьбу.
Однако Каменский совершенно и без всяких объяснений отклонил его план. По его приказу русская армия пришла в движение. Корпусу Беннигсена было предписано идти на помощь Барклаю, переправиться через Вкру, разбить Сульта и Ожеро и отбросить их, ни  много ни мало, за Вислу. Корпус Буксгевдена был разделен на две части, Фельдмаршал забрал у него две дивизии, Анрепа и Эссена (стоявшие в тылу у Остроленки (правый берег Нарева), на расстоянии перехода от Пултуска) и приказал перейти на левый берег, прикрывать левый фланг наступления Беннигсена. Другие две дивизии, Дохтурова и Тучкова, во главе с самим Буксгевденом, должны были поддерживать Беннигсена на правом фланге и тоже идти навстречу французам. Прусский отряд Лестока находился слишком далеко, у Лаутенбурга, прикрывая направление на Кенигсберг, и не мог принять участие в предстоящих боевых действиях на Нареве.
Каменского как будто вообще не волновало, где Наполеон и его оставшиеся 6 корпусов с гвардией, а также то, что в Пултуске, где только и существовала надежная переправа для целой армии, не осталось ни одного солдата. Город оказался совершенно беззащитен, за исключением ничтожной гарнизонной команды.
Карта Пултуска с расположением русских войск (©А.М.) на 11 декабря 1806 г. перед началом боевых действий
Битва при Эйлау, сражение при Пултуске 14 декабря 1806 г., карта
Пока основные силы русской армии из сомкнутого кулака превращались в растопыренные пальцы, которыми Каменский собирался сокрушить Наполеона, на реке Вкра наши заслоны  уже повсеместно были атакованы французами.
Отряд Барклая, (3 полка пехоты, казачий полк, 5 экадронов гусар и конноартиллерийская рота) занимал позицию у переправы, простиравшуюся между двух селений, Сохочин и Колозомб.  Здесь он успел построить редут, где поставил батарею из шести орудий.
11 декабря корпус Ожеро подошел к переправе, где нашел сожженный русскими мост. Французов препятствие не остановило, они большими массами стали переправляться через реку на плотах, понтонах и лодках. Против слабого отряда Барклая действовало одновременно 2 французские дивизии: генерала Эдле, форсировавшая реку у Сохочина, и  Дежардена — у Колозомба, здесь переправой руководил сам маршал. Однако огонь русских не раз заставлял франузов  повернуть назад. Тем не менее переправа продолжалась и вскоре первые неприятельские отряды высадились на другом берегу.
На свою удачу французы нашли лесопилку с большими запасами строительного материала, что позволило их саперам быстро навести переправу и начать переброску войск уже по мосту, в обход фланга Барклая. Правда, эта переправа началась для них трагично, своего рода черной меткой. Как пишет в своих мемуарах Жан-Батист Марбо, участник и прямой свидетель этих событий: «Доски нового моста еще не были как следует прибиты и шатались, когда полковник 24 линейного полка г-н Савари, брат адъютанта императора,  имел смелость проскакать по нему на лошади, чтобы встать во главе застрельщиков. Но едва он выступил на противоположный берег, как русский казак, проскакав мимо него галопом, вонзил ему в сердце свою пику и скрылся в лесу».
Это лишь один пример казачьего боевого мастерства и удальства. Также отметим, что армия, из за нехватки кавалерии и, вообще, слабости перед лицом численного превосходства французов в эту кампанию впервые была укомплектована казачьими полками большом количестве под командованием Платова, который водил в атаку свой личный, атаманский полк — свирепых бородачей в синих мундирах .
В своих мемуарах Беннигсен посвятил почти целую главу казакам, искренне восхищаясь их подвигами и огромным вкладом, которые они внесли в  войну, сотнями снимая вражеские пикеты и приводя множество пленных, наводя хаос на тылы врага и перехватывая его курьеров. Пожалуй, именно война 1806-1807 гг. дала старт той славе, которую русские казаки отныне приумножали на полях сражений, а страшное слово «коссак» прочно прописалось в зарубежной военно-исторической литературе.
Но вернемся к событиям на Вкре. Силы, конечно, были не равны, и после того, как французы взяли  редут вместе с батареей, Барклай начал отход. Противник пытался преследовать, но русские оборотились в штыки, причем под музыку полкового оркестра, и отбили охоту следовать за ними.
В этот же день, корпуса Ланна и Даву, с которыми находился лично Наполеон и гвардия, также с боем переправились у Чарново. Если энергичная оборона Баркалая должна была стать для французов первым звонком, что кампания против русских будет тяжелой, то бой у Чарново стал первым черным пятном на до этого безупречной воинском портрете Наполеона. Ну, если и не пятном, но грязной кляксой точно. Зарубежные авторы, да и наши современные, его вообще не упоминают, подумаешь, какое-то мелкое арьергардное дело. На самом деле Чарново стало символом русской доблести и французского позора.
Александр Иванович Остерман-Толстой
Граф Остерман-Толстой, война с наполеоном 1806-1807 гг., битва при ПултускеЗдесь переправу оборонял генерал Остерман-Толстой
( 7 батальонов, казачий полк, 4 эскадрона и 2 батареи). Ему пришлось противостоять корпусу Ланна, одного из самых прославленных маршалов Франции, с которым находился и Наполеон. Желая сделать приятное своему любимцу, он поздравил Ланна с тем, что ему первому в этой кампании предстоит сразиться с русскими. Французы, воодушевленные присутствием своего императора, начали переправляться через реку и атаковать русские позиции. По восторженным крикам французов «Viva la empereur!» Остерман понял, что перед ним сам Бонапарт, но это его не смутило. Первая атака русскими была отбита. Вторая тоже. И третья. После этого, видя, что враг уже многократно превосходит его и обходит, Остерман-Толстой стал отступать, выделив в арьергард батальон Павловских гренадер и несколько легких орудий.
В этот момент началась четвертая французская атака, но павловцы и артиллеристы огнем, штыками и картечью отразили и ее, дав основным силам отряда отойти за Чарново.
Можно себе представить, с каким настроением Ланн узнал, что так и не смог раздавить слабые силы русских, да еще в присутствии Императора, и остается гадать, о чем в это время думал Наполеон. Но судя по тому, что французы, заняв Чарново, и стянув большие силы бросились в новую, уже пятую, самую упорную атаку, они были в ярости. В наступавшей ночной мгле завязалась ожесточенная схватка, в которой участвовал весь русский отряд до последнего человека. Все офицеры и сам генерал сражались в первых шеренгах. И эта атака была отбита, после чего французы отказались от попыток сокрушить своего, столь упорного, противника.
Отряд Остермана был так измотан (бой шел почти 10 часов и стоил нам 800 убитых и раненых!), что командующий  вынужден был дать ему отдых в непосредственной близости от неприятеля. И только под утро  стал отступать к Пултуску.
Так закончились первые столкновения русских и французов в эту войну.
Петр Петрович Пален
Наполеоновские войны, сражение при Пултуске, генерал Петр Петрович Пален Самый дальний из арьергарда, отряд генерала Палена
(1 пехотный полк, восемь эскадронов гусар и конная артиллерийская рота) , вынесенный на край правого фланга, не подвергся нападению, но получив  приказ отступать, стал отходить. У села Лопачина Пален столкнулся с французами. Это был его первый бой в военной карьере, но действовал будущий герой наполеоновских войн грамотно. Ему удалось отступить, прикрывшись егерским батальоном и бросив в контратаку 3 эскадрона. С этой минуты отряд Палена стал блуждать в поисках бреши среди французских колонн, и не он один. Блуждала значительна часть  русской армии, в ней начал воцарятся полный хаос.
Когда курьеры принесли фельдмаршалу Каменскому известия о том, что вся французская Grande Armée во главе с Наполеоном перешла реку, он со свитой перемещался из одного пункта в другой, где стояли его дивизии и полки. Мало кто из генералов знал, где командующий и толком представлял, что вообще происходит. Все же фельдмаршалу хватило ума отдать всем отрядам приказ прекратить «наступление».
Беннигсену, со его 4 дивизиями, который 11-12 декабря маршировал по снегу и грязи к Вкре и едва прошел половину пути, велено было вернуться. Каменский все еще не осознавал всей опасности, которой подверглась армия, оставив за собой полностью незащищенный город и переправы. Он попытался выстроить оборону расставив дивизии рваной линией на дальних подступах к городу, вдоль цепочки сел: Стрегочин, где должен был встать Беннигсен с его корпусом, Маков (Буксгевден с единственной оставшейся у него дивизей — Тучкова)  и Голымин, куда пошла изъятая у него дивизия Дохтурова. В резерв Буксгевдену был выделен отдельный отряд князя Голицына (1 пехотный полк, два полка тяжелой кавалерии, 18 орудий), занявший позицию в Слубово. Отдельный отряд Багговута, стоявший ранее в Насельске, уже отступал к Пултуску, получив известие от Остермана о наступлении французов.
Однако вся эта стратегия практически сразу рухнула, когда выяснились намерения Наполеона. Император с самого начала выстроил свой план по разгрому русской армии, для чего он выбрал целью захват Пултуска. Отрезав, таким образом, русские войска от переправы, он рассчитывал прижать их к берегам Нарева с его ледяными водами и раздавить своими превосходящими силами. Осуществив переход 11 декабря через р. Вкра, Буг и Нарев, 12-13 французские колонны начали энергично вклиниваться в разбросанные русские боевые порядки.
Корпус Даву двинулся прямо на Пултуск, следуя по пятам Беннигсена, а Ланн, после своей неудачи у Чарного, быстрым маршем, не встречая никакого сопротивления пошел в обход, войдя в огромный, ничем не прикрытый, разрыв между Беннигсеном и дивизиями Анрепа и Эссена. Корпуса Ожеро, Сульта и конный, Мюрата, устремились в разрыв на нашем правом фланге, нацелившись на Голымин, чтобы отрезать Буксгевдена с Голицыным.
Угроза захвата Пултуска, а также разгрома по частям и полного окружения русской армии стала ясна и Каменскому. Поняв, в какую он себя загнал ловушку, фельдмаршал  выслал новый приказ Беннигсену  — следовать со всем корпусом на защиту города. Корпус последнего еще не успел сосредоточиться в Стрегочине, некоторые части отстали, как вновь пришлось сняться с места и возвращаться туда же, откуда он вышел всего сутки до того. К нему успели присоединиться Барклай и Остерман, отступавшие после боев на р.  Вкра. Пален отходил на Голымин, надеясь соединится там с Дохтуровым.
Едва Беннигсен покинул Стрегочин, его тут же заняли крупные силы французов из корпуса Даву, отрезав отставшую часть корпуса Беннигсена . Эти части начали блуждать в поисках безопасного пути к главным силам армии.
Одна из таких групп (2 пехотных полка, 1 кирасирский и 2 эскадрона гусар) наткнулись в Слубово на отряд Князя Голицына. Узнав от них, что французы «везде», Голицын, присоединив к себе эти блуждающие полки, спешно пошел в Голымин, где, также намереваясь соединится с дивизией Дохтурова. Таким образом, французам удалось расчленить нашу армию, всего, включая отряд Голицына и часть корпуса Беннигсена, отрезанными остались 12 батальонов и 35 эскадронов, не считая артиллерии.
К этому времени две оставшиеся дивизии, Анрепа и Эссена только только, после марша из Остроленки по размокшим и заледенелым дорогам,  подтягивались к пункту своего первоначального назначения —  берегу Нарева у с. Попов.
За все время борьбы за Пултуск, с 11 по 14 декабря, эти две дивизии вообще не сделали ни одного выстрела, оставаясь в своем пункте безнадежно устаревшей диспозиции. Точно также праздно простоял в Макове Бугсгевден с Тучковым.
То есть, более, чем треть русской армии (3 дивизии из 8) не приняла участия в последующих драматических событиях, когда решались ее судьба и сам исход войны.
Положение русских и французских войск 12-13 декабря 1806. Битва за Пултуск. (©А.М.)
Битва за Пултуск, бой при Чарново и Колозомбе, Война с Наполеоном 1807 г., карта
Продолжение cм. Часть IV
© Александр Морозов, апрель 2017 г. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *