СТРАСТИ ПО «ЛЕВИАФАНУ»

«Левиафан», 2014 © Рецензия Александра Морозова
"Левиафан", 2014 ©, споры, критика. Рецензия Александра Морозова
Нет, ну достало — все ещё спорят и рвут пиджаки друг другу по поводу этого фильма. Либералы против патриотов. Первые кричат, что такова, мол, настоящая Россия (как на снимке)! А не ваша лубочная, путинская. Патриоты в ответ выдвигают свой аргумент — режиссер Звягинцев не любит Родину. Показал какой-то зачуханный медвежий угол, где царит полный беспредел, честных людей сажают в тюрьму, где все продажно: суд, власти, даже Церковь.
И показал эту полупьяную, вороватую, нищую, выдуманную им Россию, Западу, чтобы тамошний пипл хавал, за что и был награжден каннскими русофобами «Золотым глобусом». Номинировался ещё и на «Оскара»,  но не дали — молодой ещё и фильмов в багаже мало.
Полагаю, я верно отразил борьбу мнений вокруг этого с позволения сказать, шедевра, взорвавшего мозги столь обширной зрительской аудитории.
Однако давайте бросим этот «Золотой глобус» в мусорный бачёк, тем более, что он не из настоящего золота (дураки они там, что ли, в Каннах). И попробуем рассмотреть «Левиафана» с точки зрения банальной кинокритики. Я говорю банальной, потому что фильм, который я только сейчас сел смотреть с большой неохотой (уж слишком пропиарили) , оказался, хотя, по своему оригинален, но довольно банален, идейно — вторичен, сюжетно полон натяжек и противоречий. Ну и наконец, не согласен с тем, то перед нами — «социальная драма», как его позиционируют. Драма тут конечно есть, не спорю, но все же «Левиафан» тяготеет к другому жанру, даже целому направлению в кино, хорошо известному.
Хотелось бы  сразу перейти к критике, но сделаем скидку на то, что многие все же «Левиафана» до сих пор не видели. Тогда вкратце, просветим. Тут все просто: жили-были на берегу холодного моря в городке Загорьевске два человека. Первый "Левиафан", 2014 © Рецензия Александра МорозоваНиколай Сергеев- мелкий и честный предприниматель-индивидуал, автослесарь, владелец ценного небольшого участка земли, там где земля, море и небо сливаются воедино.
Второй -местный олигарх Вадим Шелевят, он же — криминальный авторитет, из тех, что сколотили свой черный капитал в лихие 90-е на крови, а потом перекрасились в респектабельных бизнесменов и политиков. Понятное дело, в городке ему принадлежит всё и вся, чиновники всех рангов- его прямые марионетки.
И вот взалкал олигарх тот  участок земли, что честному Николаю принадлежит. Деньги предлагает, правда, не сообразно реальной её стоимости.  Ну а тот — ни в какую, хотя наверное, смотрел американские вестерны и знает, чем обычно, такой отказ кончается. Знает он, наверняка (городок-то крохотный, абсолютное захолустье, грязь, все застроено какими-то халупами), кто таков его противник.
Но отказывает. Решает бороться. И проигрывает. Олигарх организует убийство его жены, а потом подстраивает все так, что Сергеева в этом и обвиняют.  В финальных кадрах наш незадачливый герой, отправляясь по этапу изумленно бросает с экрана, сквозь решётку, словно обращаясь к зрителям, последнюю фразу: «Ничего не понимаю»…
Так уж? Ну, в таком случае, вы просто болван, сударь, знали же с кем связались. Всё вы понимаете, но это режиссер Андрей Звягинцев вас таким непонятливым сделал. Ему нужна была жертва и зритель её получил.
А теперь представьте, что было бы, если совсем чуть-чуть изменить сюжет. Ну, к примеру, обнаружив тело убиенной супруги, разгневанный Николай хватает охотничье ружье, разыскивает своего врага, да хотя бы в церкви, где тот чинно стоит молебен со всем местным, купленным на его деньги, чиновничеством. И тут вот, прямо в церкви, из двух стволов — дуплетом, да в злодея — бац! Да так, чтобы кишки на экран. Пусть потом его и в тюрьму, но Добро хоть в какой-то мере бы да восторжествовало.
Но тогда не было бы заветного  «Золотого глобуса». Был бы расхожий киношный ширпотреб о том, как загнанный в угол хороший бедный парень дал отпор плохому богатому злому парню. Такого добра в анналах кинематографа полным полно, что в нашем, что в Голливуде. Звягинцев, конечно, это понимает и расправляется с хорошим парнем.
И вот вам драма! Социальная! Зрители (каннские и прочие) , рыдают, наши, патриоты, тихо ворчат и сжимают кулаки, либералы бросают в воздух чепчики, скандируя: «Вот она, «немытая Россия, Страна рабов, страна господ…»
"Левиафан" - сцена на природе. Типичная жизнь в русской глубинке - водка, холод и тоска
«Левиафан» — сцена на природе.
Типичная жизнь в русской глубинке — водка, холод и тоска

И сюжет, и замысел фильма сразу становятся понятны, как то, что дважды-два — это четыре. Для кого это снималось, зачем и почему. Вот только с названием напряг. При чем тут Левиафан? Может это потому, что на участке Сергеева лежит скелет какого-то огромного морского животного, может кита, а может кашалота, а может даже доисторическая окаменелость?
А может — Левиафан — это тот самый мерзкий местный воротила- — олигарх, на которого нет никакой управы?
Не мучайте себя философскими потугами —  если заглянуть в премудрую «Википедию», то там нам проникновенно все растолкуют, что это «киноинтерпретация истории библейского персонажа Иова». И, цитируем далее: «…в фильме этот библейский образ (левиафана, то есть, мифического чудовища) используется как метафора государственной власти.
Но стоп, стоп! Разве государственная власть растоптала беднягу Сергеева и его друга адвоката?
По фильму вообще-то все наоборот. Злодей Шелевят- не кто иной, как откровенный мафиозо, который в забытой Богом северной дыре под названием Загорьевск, подкупом и запугиванием сумел подмять под себя слабый местный государственный механизм, поставить себе на службу здешние государственные структуры, включая милицию и суд, и даже пролезть в мэры. Он не государство — он бандит, он — мафия. Её образцово-показательный экземпляр. Бороться с ним Сергееву, это все равно, что, как в песне Высоцкого «школьнику драться с отборной шпаной».
«Левиафан». Адвокат против «авторитета» — кто кого?
"Левиафан". Адвокат против "авторитета" - кто кого?
И Сергеев это вроде бы осознает. Поэтому и вызывает из Москвы своего друга — маститого адвоката Селезнёва. Тот приезжает не пустой, а с папкой компромата на Олигарха.
Папка поначалу срабатывает. Клин-клином, как говориться. Олигарх колеблется, но не долго и прибегает к привычным методам. Это когда против лома нет приема: после того, как братки Шелевята на пальцах объясняют юристу, чего стоит его никчемная жизнь, тот спасается бегством на первом же поезде и с этого момента участь Сергеева решена.
Однако, при чем здесь государство-левифан? При чем здесь сказания библейские? Это уж вы «Википедию» спросите. Это она любит такие заумствования. По мне так фильму можно было бы дать кучу других, простых и ярких названий.
Ну, например, «Человек на коленях», «Следствие закончено, забудьте», «Я боюсь!», и даже «Признание столичного адвоката президенту Путину».
Ну, в последнем случае, как вы понимаете, я позволил себе каламбур, переиначив название известного фильма Дамиано Дамиани «Признание комиссара полиции прокурору республики». Потому что все выше упомянутые названия — эти названия фильмов о мафии, с которой великий итальянский режиссер боролся художественными методами, средствами кино, всю свою жизнь. И во всех этих фильмах, первым из которых был «День совы» ( в СССР шел под названием «Сова появляется днем») сюжет практически как в «Левиафане».
В неком городе всегда есть некий неприкосновенный «Большой босс» (обычно, респектабельный, уважаемый бизнесмен, вхожий во властные коридоры), который убийствами, подкупом или шантажом берет себе все что хочет: земельные участки, строительные подряды, а ненужные свидетели его преступлений безжалостно ликвидируются или попадают за решётку. Мафия у Дамиани обычно побеждает, а государство проигрывает. Потому что государство опирается на закон, а мафия — на беззаконие.
У мафии руки развязаны, а у государства повязаны, потому что оно обязано действовать по правилам. Мафия же правил не признает.
Вот почему я позволил себе заявить в самом начале, что «Левиафан» вторичен от начал и до конца. Сюжет не то чтобы не нов, он просто затаскан. Если и нов, то только для постсоветского кино. Были и до Звягинцева у нас фильмы о мафии. Романтическая «Бригада», к примеру, где братки показаны, как симпатичные ребята. Но убивают они тоже таких же «братков», только плохих. Была народная комедия «Брат-2», где мафию разве что сапогами не топчут: и гранаты в нее бросают, и из «максима» расстреливают, и даже в в американском сортире мочат. Но эти фильмы — сродни сказкам для взрослым. Их популярность — от таланта их создателей и прекрасных актеров, воплотивших неповторимые образы.
В фильмах Дамиани все иначе: кроме, разве что мало известного «Человека на коленях», исход в них всегда один и тот же — мафия уничтожает своих противников, а они покрепче будут, чем столичный мямля-адвокат Селезнев. Обычно у Дамиани против мафии борется честный комиссар полиции (добавим к упомянутому списку «Следствие с риском для жизни» и, конечно же, знаменитый «Спрут»). А ведь у комиссара под рукой и целый полицейский штат , где много честных умных следователей и хватких сыскарей, и даже «право на убийство» (при определенных обстоятельствах), и технические спецсредства наблюдения и прослушки, и машины, и карабинеры с автоматами.
Но мафия столь сильна,  что ей все сходит с рук: свидетели, даже подельники, уничтожаются, замуровываются в бетон, отстреливаются как куропатки. Остальных подкупают или запугивают.
Что же такого нового, о чем не рассказал нам Дамиани еще в прошлом веке, мы увидели в «Левиафане», типичном фильме о мафии? Ничего, разве, что действие развивается не в Италии, а в российской глубинке, которая тут предстает как Дикий Север. Вот за это, что ли — «Золотой глобус?».  Полагаю — нет, не за это. Дело, очевидно, в мировоззрении автора «Левиафана», которое он пытается привить и зрителю.
По Звягинцеву — государство и есть мафия, это хищник  -«чудище обло, озорно, огромно…»
"Левиафан". Лучшие люди Загорьевска - единый мафиозный клан
«Левиафан».
Лучшие люди Загорьевска — единый мафиозный клан

В фильмах Дамиани государство, напротив, показано всегда как жертва мафии, которая терзает его, грабит и медленно, словно раковая опухоль, разлагает. Честный комиссар, следователь, прокурор, профсоюзный деятель, свидетель, решивший дать показания против мафии — они сражаются за Государство. За право жить по закону, а не по понятиям. Большинство из них гибнет. Везет очень немногим. Даже самый известный персонаж, созданный Дамиани — бескомпромиссный слуга закона комиссар Каттани и тот гибнет, успев убрать лишь несколько, не самых крупных мафиозных фигур, пока мафия не уничтожает его самого.
И все таки фильмы Дамиани позитивны, оставляют надежду, что чудище все же уязвимо, оно нередко несет потери, а в «Человеке на коленях» — терпит поражение.
«Левиафан» же не оставляет надежды никакой и вот за это, пожалуй, и получил свой «Золотой глобус». В «Левиафане» Россия — это страна без Закона и, главное, без Надежды. Но в нашей российской действительности мы все же часто видим другие примеры, когда даже, казалось бы, неприкасаемые фигуры высшего ранга, вздумавшие жить по понятиям, идут за решетку и в места не столь отдаленные. Даже страшная, реальная, а не киношная, мафиозная банда в станице Кущевской была уничтожена и стёрта в пыль, когда на неё навалился тот самый «Левиафан», то есть государство с его спецназом, правосудием и следственной бригадой, присланной из Москвы.
Ну и напоследок кину еще ложку дегтя. Если рассматривать «Левиафана» как фильм о мафии, а он таковым и является, то он едва тянет на четверочку. Не скажу, что слаб, но не скажу, что и увлекает. Сюжет развивается вяло. Режиссер словно разрывается между желанием показать «немытую Россию» с грязными дорогами, скелетом чудовища на берегу моря, обязательным звоном стаканов с водкой — и криминальной линией фильма. Из за этого действие на экране тянется медленно, как резина. То мрачные пейзажи, то мрачные разговоры, то затянутые семейные посиделки с обязательным распитием спиртного. Да еще и любовный треугольник в процессе образовался.
"Левиафан". Типичный русский быт типичной русской семьи
«Левиафан». Типичный русский быт типичной русской семьи
Поступки персонажей, что хороших, что плохих, вызывают недоумение. Зачем, Олигарху-бандиту, который решил отобрать у Сергеева клочок его земли, столь сложные комбинации, с судом, откупными, переговорами с Николаем?
Куда проще было бы убрать его с помощью братков. Подстроить автокатастрофу или несчастный случай в его автомастерской. Или, он мог бы утонуть на рыбалке, а жена от горя повеситься. Братва у злодея Шелевята есть — свистни и все сделает. Кого взволнует смерть какого-то автослесаря.
Защищающий Сергеева столичный адвокат Селезнев — по сценарию — фигура крупная. С огромными связями, чуть ли не Путину звонит по мобильнику. Ну, может и не самому Путину, а кому-то очень властному в его окружении. Ну и зачем Селезнев сам лично поперся в Загорьевск, сам лично шантажировал Шелевята папкой компромата? (это адвокат-то? Да еще член Московской коллегии адвокатов!). Зачем позволил усадить себя в машину и отвезти к браткам, которые его отделали как Бог — черепаху. Почему сразу не передал свой компромат там же, в Москве нужным и доверяющим ему влиятельным людям а Сергеева вызвал бы как свидетеля? Ведь для Москвы, с ее Генпрокуратурой, Центральным Следственным Комитетом, криминальный мэр какого-то захолустного Загорьевска — это просто мошка. Прихлопнут — пикнуть не успеет. Были б как говориться вещь доки, а они у адвоката вроде бы есть.
И почему, бежав на поезде с побитой, извиняюсь, мордой, Селезнев затем не нажал на нужные московские педали, передал кому надо компромат и отомстил за свое унижение, за севшего в тюрьму друга и его убитую братками жену? Объяснение только одно — компромата у него либо вообще не было, либо настолько дохлый, что никто не принял его всерьез.
Но если так, если его «страшная папка» оказалась пустышкой, то, опять таки, зачем поперся в северную глухомань на разборки? Затем, чтобы взять на понт городского авторитета?
С мафией такие финты не прокатят.
Словом, несуразица какая-то в действиях персонажей, особенно — позитивных. Ведут себя как лохи.
А вот Шевелят, хотя поначалу и нервничает, в итоге все делает четко: кого надо убил, кого надо запугал, кого надо посадил, а землю забрал и вовсе без «отката».
Мда.. Слов нет. Но вот таков он, оказался, после просмотра, этот нашумевший «Левиафан». Чего тут еще добавить?
Разве что, может быть, Звягинцеву стоит посмотреть ретроспективу фильмов Дамиани? Впрочем, зачем ему это?
У него есть «Золтой глобус». Дело теперь за «Оскаром», представляю, что это за сюжет будет.
© Александр Морозов, март 2017 г.

Добавить комментарий