ОТ ПУЛТУСКА ДО ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ, ЧАСТЬ — I

Хроники зимней кампании русской армии 1806 года.
Война с Наполеоном 1806-1807 гг. и сражение при Прейсиш-Эйлау   26-27 января 1807 года.
© Военно-исторический очерк Александра Морозова


«Произошла схватка, дотоле невиданная. Более двадцати тысяч человек с обеих сторон вонзали трехгранное острие друг в друга. Толпы валились. Я был очевидным
свидетелем этого гомерического побоища и скажу поистине, что в продолжение шестнадцати кампаний моей службы, в продолжение всей эпохи войн наполеоновских,
справедливо наименованной эпопеею нашего века, я подобного побоища не видывал!»
(Денис Давыдов — участник сражения при Прейсиш-Эйлаy)
Продолжение — Часть II, Часть III
ПРЕДИСЛОВИЕ. ЗЫБКИЙ ТУМАН ИСТОРИИ
Великое противостояние России с Наполеоном у нас обычно и справедливо ассоциируется с Отечественной Войной 1812 года. Иногда вспоминают итальянскую кампанию Суворова, которая в наше время, если вдуматься, памятна, главным образом, красочной картиной Сурикова «Переход Суворова через Альпы». А что там делал Суворов в Италии, как сражался — чешем в затылке. Туман истории: не ведаем, не помним. Еще вспоминается трагическое  поражение под Аустерлицем и, конечно, казаки на улицах Парижа в 1814 г.
И практически совсем забыта кровопролитная война 1807 г, которую русская армия в одиночку вела против французской Великой Армии. Именно тогда и произошло событие, по настоящему знаковое. У доселе никому не известного местечка Эйлау в Восточной Пруссии, Наполеон, до той поры — непобедимый, впервые был остановлен русскими штыками. Кровопролитное сражение у Прейсиш-Элау, длилось два дня в практически невыносимых погодных условиях, когда войны в то время  не велись — войска обычно стояли на зимних квартирах, отдыхали, пополнялись. Но не в те кровавые дни 26-27 января 1807, когда в холод и снежную метель, две огромные массы войск, русских и французов сошлись в страшной резне на ледяных полях Эйлау.

ЧАСТЬ — I. ПРЕЛЮДИЯ К ПРЕЙСИШ- ЭЙЛАУ — КАК РОССИЯ ОКАЗАЛАСЬ ОДИН НА ОДИН С НАПОЛЕОНОМ
«Огромная потеря наша под Эйлау не позволяла нам на другой день предпринять никакого наступательного действия. Совершенно были бы мы разбиты, если бы русские не отступили, а атаковали нас!»
(Граф Савари, адьютант Наполеона, участник сражения при Прейсиш-Эйлау).

Император Александр-I
Если мерить историю по «Войне и миру» великого Льва Толстого, то может сложиться впечатление, что вскоре после Аустерлица был заключен Тильзитский мир и две империи на время сложили оружие. Но это было не так. Да, полностью разгромленная, униженная и разоруженная Австрия заключила односторонний с Францией мир Пресбурге 26 декабря 1805. Однако русский царь Александр — I согласился лишь на перемирие, наша армия, хотя и потерпела тяжелое поражение, но сумела организованно отcтупить в далекие российские пределы.
Перемирие с Царем Наполеон со своей стороны охотно принял — он спешил воспользоваться плодами Аустерлица и блестящими перспективами, которые ему открыла эта победа. В Италии он ликвидировал Неаполитанское королевство, последнее прибежище тамошней ветви династии Бурбонов, и создал новое, марионеточное, передав его своему брату Жозефу. В центральной Европе, в «наказание», он отнял у Пруссии, склонявшейся (но на свою голову так и не решившейся) во время Аустерлицкой кампании примкнуть к союзникам, область Аншпах и княжества Невшатель и Клеве. Кроме того создал, в противовес Пруссии и Австрии, Рейнский союз (Бавария, Вюртемберг, Регенсбург, Баден, Берг, Гессен-Дармштадт, Нассау и еще восемь германских княжеств помельче) — фактически французский военный протекторат, где тотчас стал формировать новые пополнения для своей Гранд-Армии.
Словом, у победителя хватало более приятных и выгодных дел, чем преследовать в глубь Азии разбитых, но не разгромленных русских.
Побежденным, то есть царскому двору, тоже забот хватало. Наполеон сумел склонить турецкого султана к войне с Россией, которая началась в 1806 г. На далеком Кавказе еще до этого уже шла война с Персией (1804-1813).
Главные силы русской армии были не только обескровлены после Аустерлица, где союзники потеряли 15 тысяч убитыми , около 20 тысяч пленными и большую часть артиллерии. Возвращение армии в России сопровождалось вспышкой сильнейшей эпидемии, которая выкосила множество солдат и офицеров. Русскую армию следовало восстанавливать, а на юге против Турции формировать новую, Южную. Россия сильно ослабела, как в военном так и в дипломатическом отношении, что потребовало экстренных мер по укреплению государства и армии. Спешно было принято решение о создании 600 000 ополчения, но собрать удалось лишь малую часть оного: рекрутов и добровольцев хватало, но не было самого главного -оружия. Да и формировалось ополчение медленно, испытывая проблемы во всем: в экипировке, продовольствии, обозах, не говоря уж об отсутствии командного состава и обучения. В войне 1807 г. эти резервы участия так и не приняли.
Что касается отношений с Францией, то они находились в стадии «ни мира, ни войны». Перемирие, заключенное между Александром I и Наполеоном, не содержало никаких иных условий, военные действия просто приостановились. Лишь в 1806 году в Париж для зондирования почвы для дальнейших мирных переговоров прибыл представитель царя — Убри. Мирный договор был составлен, но, не удовлетворенный его условиями, Александр-I его не утвердил. Между тем события в Европе приняли новый оборот. Внезапно вновь вспыхнула война: между Пруссией и Францией.

ГИБЕЛЬ ПРУССИИ И ЖРЕБИЙ РОССИИ
Наполеон принимает капитуляцию прусской армии после битвы при Йене-Ауэрштедте 14 октября 1806 г.

В 1806 г. в войну с Наполеоном запоздало вступила Пруссия. Она не только понесла территориальные утраты в результате наполеоновской перестройки Европы в ее новых границах; в стране поднялась волна национализма и протестов против такого политического насилия, вынудившая нерешительного короля Фридриха -Вильгельма III отдать, наконец, своей армии приказ на сосредоточение.
Но и Наполеон не дремал, он предвидел такое развитие событий и уже имел не только тщательно составленный план новой прусской кампании, но и заранее разворачивал свои корпуса, которые в начале октября 1806 г. двинулись к Эльбе. В Европе началась новая война. Самая скоротечная из всех наполеоновских войн. В роковой день, 14 октября 1806 г., в двух сражениях при Йене и Ауэрштедте главные силы прусской армии были разгромлены, оставшиеся отдельные отряды и крепости вскоре сложили оружие. Всего же Пруссия продержалась против Наполеона шесть (!) недель. Остатки ее армии сдались. Кроме одного отряда — 15 000 (или около того — авт.) корпуса генерала Лестока, стоявшего у Кенигсберга в ожидании вспомогательной русской армии, медленно подходившей через Польшу к Восточной Пруссии.
Россия вновь вступила в войну, выйдя из состояния временного перемирия. В этот раз практически без союзников.
Здесь следует сделать одно пояснение. Если откроем книгу «Наполеон» одного из любимых мною авторов, академика Е.Тарле, бесспорно — авторитета в этой области, то появление русских на границах Пруссии осенью 1806 г. он поясняет так: «Выступление Александра диктовалось на этот раз более существенными мотивами, чем в 1805 г. Во-первых, на этот раз Наполеон грозил уже довольно явственно русским границам: его войска уже двигались от Берлина на восток».
Из этого может сложиться впечатление, что выступление русской армии стало ответом на начало наполеоновского вторжения непосредственно в Россию, куда из прусской части Польши, действительно открывалась прямая дорога. Однако, Наполеон таких планов пока не имел. Он и без того с трудом переваривал доставшуюся ему огромную территориальную добычу. Французский император всецело увяз в «реконструкции» Европы.

Наполеон в Варшаве провозглашает Конституцию Герцогства Варшавского (картина — Marcello Bacciarelli)
Сама Гранд-Армия после прусской кампании была не готова к вторжению в бескрайние русские земли. Хотя разгром Пруссии был сокрушительным, французы все же в ходе этой войны понесли потери (20 660 убитыми и ранеными, а с учетом больных  34 660* (здесь и ниже — по мемуарам Л. Беннигсена). Значительную часть войск пришлось оставить гарнизонами в захваченных землях. Новые рекруты из Франции, Италии, Рейнского Союза и формируемый Польский добровольческой корпус могли быть подготовлены и обучены не ранее лета следующего года. И хотя под командованием Наполеона находилось до 140 000** штыков и сабель готовых к дальнейшему походу на Восток, этого было достаточно, по его мнению, чтобы отбросить русских из Восточной Пруссии и Польши, но совершенно недостаточно для вторжения в Россию. Кроме того наступила осень и близилась зима, с ее бездорожьем и бескормицей.
Было и еще одно очень важное обстоятельство — весь авторитет Наполеона и его власть над Францией и покоренными народами, до сих пор держался лишь на кратковременной славе одержанных побед, в то время как проблема престолонаследия новоявленного императора грозила перечеркнуть все его достигнутые успехи. Его долгое отсутствие в Париже также отнюдь не способствовало укреплению его правления и проведению реформ, которые он начал. Поход в Россию тогда еще не входил в планы великого завоевателя.
Между тем сосредоточение российских дивизий на наших западных границах продолжалось, но началось оно гораздо раньше описанных событий. Еще в Первую Войну Александра с Наполеоном  Царь вел тайную переписку с Фридрихом-Вильгельмом, которая имела успех, после того, как стали ясны планы Наполеона на часть прусских земель и вассальных немецких княжеств : «…король просил у своего союзника, в сентябре 1806 года, вспомогательный отряд в шестьдесят тысяч человек.
Забывая всякие соображения, император Александр не только не колебался ни минуты оказать королю просимую помощь, но сообщал ему твердое намерение помогать своему другу и союзнику всеми своими  силами» (Е. Тарле).
Следуя этим планам Царя, русские войска в составе 60 000*** (4 дивизии) под командованием генерала Л. Беннигсена  начали сосредоточение в Польше и Восточной Пруссии. Выступление этого корпуса подразумевало поддержку пруссакам в их военных приготовлениях против Франции. Предполагалось, что эта армия будет вспомогательной по отношению к прусской, имевшей в своем составе 171 000 (Л. Чандлер) пехоты и кавалерии — это не считая многочисленных гарнизонных войск. Для связи между союзниками был назначен граф Толстой. Свое назначение он получил 27-го сентября. То есть, за 2 недели до Йены и Ауэрштедта. Но молниеносный разгром немецкой армии, оставил русских один на один с Наполеоном. Из вспомогательного, корпус Беннигсена превратился в главную и единственную действующую армию, которой предстояло вести кампанию против столь грозного врага в самых неблагоприятных сезонных условиях осеннего бездорожья и надвигающейся суровой зимы.
Продолжение — Часть II, Часть III, Часть IV
© Александр Морозов, февраль 2017 г. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *