СЛАВА, СЛАВА, СЛАВА ГЕРОЯМ!


Свежо предание, как внезапное явление Кириенко народу со звездой Героя России на груди вызвало немало вопросов:
«За что?». В самом деле — за что чиновник, пусть даже высокого ранга, получил высшую награду Родины?
Ну и пошло гадание на кофейной гуще. Одни утверждают, что под его чутким руководством в бытность директором «Росатома» (2005-2016), наши ядерщики совершили какой-то там научный прорыв. Может, изобрели тот самый ракетный двигатель с ядерной накачкой для ракеты, которую показывал нам Путин в известном мультике.
Другие утверждают, что именно он зачистил коррумпированную верхушку Дегестана . Ну и всякое такое в том же духе.
На самом деле все эти теории выглядят не более, чем фантазиями на вольную тему. Но прежде чем пояснить свою позицию, позволю себе небольшое отступление.
В своей жизни мне приходилось тесно общаться, встречаться и писать очерки о реальных героях. Главным образом, Советского Союза. Среди них были, например, летчик-космонавт Юрий Глазков, участники Великой Отечественной войны,  ВВ. Щвец и М,С. Огарев. Ну с этими мне было все понятно: Василий Васильевич Швец мог навсегда остаться на той Днепровской переправе, которую он под ураганным огнем строил для наших танков. Летчик-штурмовик Михаил Сергеевич Огарев мог не вернуться из любого своего боевого вылета. А Юрий Николаевич Глазков, рисковал, как и любой из летавших в космос на ранних «Сюзах».
Это были герои, как говорится, без вопросов.
Но конце 80-х издательство «Московский рабочий» заказало мне очерк о герое Социалистического Труда для готовящегося тогда сборника о лучших людях трудовой Москвы. Я выбрал себе водителя-испытателя «ЗИЛа» — Анатолия Манахтина.
И вот, общаясь с ним, я пытался понять, что же такое в нем геройского?
Даже спросил: «Как сами думаете, за что вам дали Героя Соц. Труда?». Манахтин пожал плечами: «Это как в рулетке. Наверное, повезло. На заводе есть рабочие, более заслуженные чем я.»
Но я продолжал пытать его и просто замучил. Не помню уж сколько раз ходил к нему домой, мы сидели у него в типичной маленькой советской кухоньке, пили водочку маленькими рюмками, закусывали копченой колбаской, и Анатолий Яковлевич, морща лоб, все вспоминал разные эпизоды своей жизни. Так я выпытал, что он, оказывается, воевал. В пехоте. Застал 8 последних месяцев войны. Имел простые солдатские награды: «За боевые заслуги», «За отвагу».
На ЗИЛе, в основном, испытывал большегрузные грузовики, когда в дальних пробегах по бездорожью проверялись новые шасси, коробки передач и прочие механизмы.
Однажды, во время перехода в Монголии по горной дороге, машина Манахтина шла головной. Трасса была опасной — ехали с открытыми дверцами.
И вот на узком повороте , грузовик повело, он стал медленно скользить в пропасть. Манахтин крикнул дублеру, чтобы тот прыгал, но тот оказался. Тогда Манахтин, здоровенный, под метр -восемьдесят, жилистый мужик, просто выпихнул из кабины своего напарника, а сам стал выправлять машину.
И вырулил, увел от обрыва. Колонна прошла дальше.
Помню, я тогда вновь спросил: «Наверное, за это и получили Героя?» «Нет, — мотнул он головой. — Героя мне дали за серию рацпредложений, которые я внес. Так, по крайней мере в правительственном указе написано. А эту историю я мало кому рассказывал. Повода как-то не было. Иногда только, когда собираемся посидеть с ребятами, кто в том походе участвовали,  вспоминаем наши приключения…»
Очерк тот был опубликован, как и сам сборник, однако, в то время, несмотря на все эти интересные моменты, мой персонаж все же мне героем не казался.
Однако прошли десятилетия, мир изменился, изменилось и мое мировосприятия, и я вот сейчас, думаю уже иначе, что Манахтин был все же герой. Хотя бы потому, что любой, кто побывал в окопах, на передовой Великой Отечественной — уже сам по себе герой, не важно, награжден или нет. Да и тот эпизод, в горах Монголии, тоже — показатель настоящего, не показного мужества. И сам его пожизненный труд, пока силы позволяли, на благо Родины, может и не подвиг, но некая жертвенность.
На страну работал, не на барина, не на вороватого олигарха.
Вспомнил я этих людей,  которых уже нет в живых, эти забытые фамилии, потому, что все познается в сравнении.
В руководящих органах нашей страны — орденоносец на орденоносце и орденоносцем погоняют. И все ордена, в основном, за долгое пребывание на ответственных должностях. А уж медалей не счесть.
Ну, понятно, что таким крупным фигурам, как председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко быть полным кавалером  ордена «За заслуги перед отечеством» всех 4-х степеней по должности, наверное, положено.
Возьмем, однако же, кого-нибудь не столь известного.
Ну например, Жукова. Вам такая фамилия что-нибудь говорит?
Не маршал Советского Союза, а Александр Дмитриевич Жуков?
Ну что, не помните? А он между прочим — первый заместитель председателя Госдумы. Знать надо таких людей. У него «всего» 2 ордена «За заслуги перед Отечеством», но есть еще три: «Орден Александра Невского», «Орден Дружбы» и «Орден Почета».
Есть, конечно, и такие из представителей нынешней элиты, кто свои награды, хотя бы часть из них, получил заслуженно. Есть среди них ученые, военные, да и некоторые политики. Аман Тулеев, например, 1991 году, будучи народным депутатом РСФСР, помог освободить из автобуса захваченную в заложницы девочку — Машу Пономаренко, предложив себя в обмен на нее.
Но найдите среди кавалеров ордена «Знак Почета» или прочих высоких наград, хотя бы одного рабочего? Если найдете, я дам вам 100 рублей, потому  что сам таковых не нашел. Есть  бизнесмены, директора и прочие достойные лица, есть соль земли Русской, честь и совесть нашей эпохи: артисты, спортсмены и спортсменки, худруки и художники, — а простых людей нет.
Простых граждан обычно принято награждать посмертно, как  Магомеда Нурбаганова, сказавшего под дулами бандитских автоматов свое бессмертное: «Работайте, братья!»
Нурбаганов удостоен звания «Героя России».
Как и Сергей Владиленович Кириенко.
Два человека, два героя. Один настоящий, второй…
Причина награждения второго, то есть — Кириенко, скрыта в тумане сплошной конспирологии. Даже если предположить, что за  годы его бессменного руководства «Росатомом» там и в самом деле  были совершены научные прорывы, то совершил их какой-нибудь неизвестный нам Курчатов 2.0. Какой-то ученый, чье имя мы узнаем лишь после его естественной кончины, когда ракеты с его двигателями будут высаживть космонавтов на Марсе. Сергей Владиленович при этом разве что подписывал сметы на исследования и проводил совещания.
Героизм же его при «зачистке» Дагестана от коррупционеров или  «сепаратистов» и вовсе вызывает улыбку. Наверное нетрудно бороться с «коррупционерами», занимая кресло Первого заместителя Руководителя Администрации Президента и «рубя головы» с помощью циркуляров и указаний, будучи при этом надежно защищенным плотным кольцом охраны лучших агентов ФСБ и прочих секретных служб.
Поэтому вся эта конспирология о причинах появления на груди Сергея Владиленовича «Золотой Звезды», похоже, выеденного яйца не стоит. Ответ, как представляется, лежит на поверхности.
Можно, конечно, дать самое простое объяснение. Там, «наверху»  просто принято награждать друг-друга. К новому высокому властному креслу часто автоматически  прилагается и орден. Вспомним Брежнева, который сам себя сделал четырежды героем Советского Союза. И ничего — Политбюро только умиленно хлопало.
Однако случай с награждением Кириенко Звездой Героя все же в эту традицию не вписывается. Сегодня мы наблюдаем консолидацию правящей либеральной. Вся ее
псевдопатриотическая, псевдонародная маскировка ею отброшена. Власть быстро скатывается в абсолютизм, лишь прикрытый словами о «демократии» и «патриотзме». Начато массированное наступление на права всего остального населения, чему вопиющий пример — «пенсионная реформа» и прочий финансовый и политический прессинг, который, скорее всего, последует за ней. Правящий класс в постсоветской России окреп настолько, что готовиться к длительной войне за свое дальнейшее абсолютное господство. Для этой войны ему нужны солдаты, генералы и просто — верные чиновники. Поэтому отовсюду подтягиваются политические резервы. Вот и вспомнили и про Сергея Владиленовича Кириенко.
Но как его втащить на верхушку правящей сегодня пирамиды?
Ведь с Кириенко прочно связан дефолт 1998 года, тяжело ударивший по благополучию народа и подорвавший саму основу российской государственности. Именно Кириенко, назначенец Ельцина, и объявил о дефолте. Вытаскивало страну из ямы временное правительство Примакова.
И на долгие годы Сергей Владиленович залег на дно, возглавив «Росатом», с зарплатой, между прочим, 5 млн. рублей.
Что он там делал, никто не знает — структура секретная. Но одно понятно, что с клеймом «Героя дефолта» трудно занять кресло Первого заместителя Руководителя Администрации Президента. А вот если сделать его Героем России, то тогда — милости просим на политический Олимп.
А чтобы народ не сомневался в новой кандидатуре, подбросили в СМИ разных конспирологических версий. Мол, и Дагестан «зачистил», и «Росатом» поднял на нужную высоту. Может он там ложился грудью на люк взбесившегося ядерного реактора, а в Дагестанге лично повязал главаря особо опасной бандгруппы — думай и гадай, что хочешь, ведь награждение Золотой Звездой проводилось закрытым президентским указом.
Впрочем, Сергея Владленовича не забывали и за минувшие годы, потихоньку добавляя ему государственных регалий: «Орден Почета» в 2005-м и «За заслуги перед Отечеством» IV степени в 2010-м.»
Ни для кого нет секрета, что Кириенко — убежденный западник и либерал со стажем, еще из той, ельцинской колоды, и его повторное внезапное вхождение в коридоры высшей государственной власти — свидетельство пути, по которому эта власть намерена вести страну в ближайшие годы, и маркер того, куда устремлен ее новый «прорывной курс».
На этом курсе, может статься, подберут и такого опытного кормчего, как Анатолий Чубайс. Глядишь, и его сделают Героем России за секретные прорывы в области нано-технологий.
А то у Анатолия Борисовича всего один орден — и тоже, за «Заслуги перед Отечеством». Правда, от этих его «заслуг» Отечество до сих пор прийти в себя не может, как строптивый крепостной крестьянин после жестокой барской порки.

Александр Морозов, июль 2018 г.
Опубликовано также на Публицист.ру

Добавить комментарий