ИНОГДА ЛУЧШЕ НЕ ДУМАТЬ


Как сейчас помню, в СССР все решал ЦК КПСС. Он за всех думал. Иногда и за ЦК, и за всех думал один Генеральный Секретарь. Последний из них, Горбачев, думал так много, что повторил судьбу индюка из подзабытой поговорки, который «тоже думал,  да в ощип попал». Из за него теперь у нас нет ни ЦК, ни Генсека — за всех думает теперь Дума. Да не простая, а Государственная. Вот и в ноябре из стен Думы в массы через новостную сеть сочились мудрые проекты. Первый — законопроект об ужесточении уголовного наказания за жестокое обращение с животными.  Есть такой закон. В народе известен как «Закон о живодерстве».
Второй , тоже пока проект, о запрете продавать спиртное в обычном торговом зале.
Признаюсь, актуальность и своевременность этих законотворческих инициатив меня несказанно порадовали.
Я бы предложил даже развить эти идеи, особенно, насчет алкоголя. Не только его продавать в особых, закрытых отделах (желательно — в подвале), но и запретить продавцам говорить покупателям, где он может приобрести эту отраву. Пусть сами ищут. Желательно — по лабиринту.
Еще надо категорически изъять из репертуара ТВ и конфисковать все диски с фильмами «Ирония судьбы» и особенно  -«Кавказская пленница», где похабнейшим образом пропагандируется пьянство, причем, настоящие групповые алкогольные оргии, и даже на открытом воздухе!
Ну, и насчет ужесточения кары за живодерство. Тут просто поле не паханное для всяких поправок и уточнений. В этой области у нас вообще твориться сущий беспредел!
Читать далее ИНОГДА ЛУЧШЕ НЕ ДУМАТЬ

КАРТИНА «РЕПИНА» — «ПРИПЛЫЛИ!»

О сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух!

Помню еще с далекой юности одно крылатое выражение.
Да и в его знаете. Это когда вляпались во что-то неожиданное. Не катастрофическое, но совсем не то, чего вы ждали. Сродни немой сцены в «Ревизоре». И тогда мы в сердцах говорим:
«Ну вот, прямо таки картина Репина — «Приплыли!».
Поразительно, но дожив, до шестого десятка,  я и не знал, как выглядит эта самая картина Репина. И почему «Приплыли»?
К своему изумлению узнал, что такая картина и вправду есть. Вот только не Репина. А мало кому известного художника Льва Соловьёва. И название у нее совсем другое «Монахи. Не туда заехали». Воистину загадка, при чём тут Репин. А вот почему «монахи» и почему, и куда «приплыли» — становится сразу ясно, когда взглянешь на это неординарное полотно. Куда направлялась по речке эта троица в рясах, мы никогда не узнаем. А вот приплыли они, или течением занесло прямиком в женскую купальню. Стоит посмотреть на лица монахов, особенно молодых послушников. Только один из трех, матерый поп хитро прячет улыбку в своей огромной бородище. Ну и дамочки тоже в смятении. Вспомним, что нравы в середине XIX века, когда писал Соловьев, были очень даже строгие в этом плане. Почти запретная тема. А тут такая откровенная обнаженка. Видать незаурядного чувства юмора был этот Соловьев. А может еще и безбожник. И голых баб любил — правильной гендерной ориенитации. Наш человек!
 Картина Соловьёва - "Монахи. Не туда заехали", картина Репина Приплыли
 Картина Л. Соловьёва. «Монахи. Не туда заехали»

ГУД-БАЙ, «ЛАМПОЧКА ИЛЬИЧА»!


Пошел я тут в магазин. В «Магнит», если кому интересно. Если не интересно — не читайте. Кто не знает, «Магнит» — это супермаркет для бедных.  От продуктов до моющих средств и одноразовых носков по доступным ценам. В «Магнит» пошел я за лампочкой. Обычной такой, под самый что ни на есть совковый патрон. Мне нужна была всего одна лампочка. Это раньше я по десятку брал — впрок, чтобы не бегать часто в магазин. А нонче кризис, надо экономить.
По той же причине полку с дорогими энергосберегающими змеевиками я проигнорировал (уже давно даже в СМИ публично признали, что они ничего не сберегают) и остановил свой взгляд на секции с лампочками простого накаливания. И сразу нашел то что надо. Все таки хорошо жить в эпоху свободного рынка! Даже выбрать было трудно:  там, лампочек этих, разных типов штук пять оказалось и цены примерно одинаковые, и действительно народные. Я выбрал самую дешевую: за 24 рубля, 75 ватт, как и нужно было — под советский стандарт. Обычная, такая, знаете, «лампочка Ильича», знакомая с  нашего рождения и похожая на грушу. Это про нее еще есть забытая детская загадка: «Висит груша — нельзя скушать».
Выбрал значит, пошел в кассу, оплатил кредиткой и ушел. Казалось бы, конец истории. Но дело в том, что лампочку я купил не простую. И не золотую. А «Филипс!». Ты слышишь, Карл — «Филипс»!!! Потому что других там просто не было!
Читать далее ГУД-БАЙ, «ЛАМПОЧКА ИЛЬИЧА»!

CЛОВО ИЗ ДЕТСТВА

Столетие Великого Октября. Рассказы об СССР
Ой, как давно же это было — одно из первых воспоминаний моего детства. В году эдак 1962-м, наверное. Мы ехали в поезде по бескрайней степи: папа, мама и я — тогда еще совсем несмышленыш. Ехали к месту службы отца, только-только закончившего ленинградскую военно-инженерную академию. За мутноватыми окнами поезда, под стук колес, медленно и даже величественно из за своей бескрайности, проплывала казахская степь и где-то впереди ждала конечная остановка — загадочный полигон Эмба, где папе предстояло служить.
Чтобы я не скучал, мне взяли игрушки, какие — не помню. А вот большой плоский, как альбом, букварь с яркой обложкой, который мне дала мама, помню. Она открыла его и села рядом со мной — учить читать. Мне тогда до школы оставалось года два а то и более.  Букварь мне понравился. Много красивых в нем было картинок.
Мама открыла первую страницу. Там был изображен Кремль — как он выглядит я тогда уже знал. И первая заметка под ним, в этом моем букваре, имела заголовок из пяти крупных букв.
Я не знал, что они значат и спросил маму. Она улыбнулась и прочла по буквам: «Л-Е-Н-И-Н».
Как и все мы я плохо помню раннее детство. Но с первого же раза я запомнил как выглядит, именно выглядит, а не читается, потому что букв еще не знал, слово «Ленин».
Потому что это был мамин урок мне. Мама была моей первой учительницей — и она научила меня первому печатному слову.  Я любил свою маму и поэтому помню это такое давнее мгновение своей жизни — в купе вагона, мчащегося по казахской степи, ту первую мою в жизни поездку в поезде.
Интересно, какое слово сейчас первое в детском букваре?
Уж точно — не Ленин.
Тот поезд из детства давно растаял в тумане памяти и времени. А я дожил до 100 лет Великой Октябрьской революции. Вот только безрадостный это был праздник. Похоже, что у его организаторов память хуже, чем у меня. Или мама у них была не такая хорошая и добрая, как моя. Или книжки в детстве не те им подсовывали. Если честно, мне их очень жаль — не с того слова они свою жизнь начали. Так вот и живут. Едут в никуда и страну ведут туда же.